skip to Main Content

Дмитрий Ревякин. Воспитательный процесс

Поверьте, дух инквизиции еще не очень далек,
разница в одеждах и в способах искоренения новых исканий.
Учение Живой Этики. Община (Рига), 192

После силового захвата усадьбы Лопухиных, где четверть века располагался Международный Центр Рерихов (МЦР) и созданный усилиями общественности народный рериховский музейон, сотрудники Центра-Музея оказались выброшены на улицу, а имущество организации стало предметом вожделения и различных манипуляций с далеко идущими последствиями. Речь идет в первую очередь о богатейшем наследии семьи Рерихов, на которое ни Министерство культуры, ни уж тем более Государственный музей Востока (ГИВ) не имеют ни одного юридического документа. Это не помешало чиновникам во главе со скандально известным министром культуры В.Р.Мединским продавить через Верховный суд отмену ранее вступившего в законную силу судебного решения Хамовнического суда 2011 года о признании МОО «Международный Центр Рерихов» наследником С.Н.Рериха, которым организация фактически является все эти годы, а затем, отняв усадьбу Лопухиных, фактически разрушить любимый всеми музейон в центре столицы. Многие музейщики и деятели культуры до сих пор находятся в шоке и замешательстве от произошедшего, но, как уж повелось в последнее время, героически молчат. Ведь подняв свой голос в защиту самого крупного в стране общественного Музея, они сами могут попасть в такую же немилость.

Итак, наследие захвачено, экспозиция ненавистного Музея демонтирована, а министр с трибуны Госдумы отчитался перед парламентариями в торжестве закона и справедливости и возврате государству рериховского наследия, отнятого у некой чуть ли не криминальной частной конторы, на сумму в пятнадцать миллиардов рублей (?!) И все ведущие отечественные каналы вслед за министром также отрапортовали громким «ура». И это при том, что в становлении Международного Центра Рерихов принимали участие такие личности как М.С.Горбачев, Р.М.Горбачева, Ю.М.Воронцов, А.Е.Карпов, Д.С.Лихачев, Е.М.Примаков и многие другие. На фоне сомнительных заявлений некоторых государственных мужей, рериховская культурная общественность, создававшая под руководством Л.В.Шапошниковой вместе с коллективом МЦР этот уникальный музейный центр, отказывается верить сладким речам нынешнего министра культуры о «светлом будущем» рериховского наследия под эгидой государства. Ибо это «светлое будущее» строится на костях самого большого в стране общественного Музея. Все шесть месяцев, как закрыт Музей, общественность следит за драматической ситуацией вокруг усадьбы Лопухиных. Люди из разных уголков страны все это время дежурят у ее ограды и фиксируют все, что происходит в старинном особняке. Это кого-то беспокоит, а кого-то сильно нервирует.

Еще несколько лет назад на борьбу с Международным Центром Рерихов и поддерживающей его общественностью, по настоянию советника министра культуры К.Е.Рыбака, из провинции был выписан бывший следователь по уголовным делам Юрий Избачков, ныне – юрисконсульт Музея Востока. Если сравнивать этот персонаж с жившими во времена средневековья, то я бы без больших раздумий вспомнил Пьера Кошона, «прославившегося» тем, что он отправил на костер свою соотечественницу, героиню средневековой Франции Жанну Д’Арк. Не вдаваясь в подробности, напомню, что сей представитель католической церкви по заданию англичан, которым Жанна нанесла сокрушительное поражение, обосновал на судебном процессе в Руане якобы имевшую место связь подвижницы с дьяволом. Напомню, что по прошествии нескольких столетий католическая церковь признала Орлеанскую деву святой.

Пьер Кошон мастерски владел всеми идеологическими приемами средневековой инквизиции. Эти приемы по прошествии столетий ничуть не устарели, но стали даже более изощренными, ибо потребность в различных инквизиторах – крупных и помельче – не утратила в наше время своей актуальности. А спрос, как известно, рождает предложение. Главная задача современных инквизиторов все та же – найти или, на худой конец, придумать связь жертвы с дьяволом и отправить ее на костер. В случае с МЦР это значит – накопать «факты» для ликвидации организации через подведение ее под определение «религиозная секта». Этим как раз сейчас и занимается определенный круг лиц в нынешнем Министерстве культуры. Но кто-то должен сделать грязную работу, найти или придумать нужные «факты», расставить нужные «акценты». Вот для такой работы и подходит современный последователь Пьера Кошона Юрий Избачков.

Активно копаясь в документах МЦР и личных вещах его сотрудников, захваченных в ходе рейдерского налета на организацию в конце апреля сего года, господин Избачков двадцать четыре часа в сутки мысленно шьет, говоря на уголовном жаргоне, мнимые дела тем, кто остался верен долгу и чести, для кого воля последнего из Рерихов стала нравственным Рубиконом. Причем заказчикам, нанявшим этого субъекта по договору найма, совершенно не беспокоит его крайне низкий уровень культуры, ибо сей специалист по уголовному праву ведет себя с сотрудниками МЦР и общественностью так, словно перед ним матерые зеки, приведенные на очередной допрос. По-видимому, цель оправдывает средства. Ничего не понимая в проблемах рериховского наследия и не имея соответствующей подготовки, юрисконсульт роется в захваченных архивных материалах семьи Рерихов, а также личных дневниках ученого-индолога Л.В.Шапошниковой, вынося затем свои невежественные суждения на всеобщее обозрение. Стоит сказать и о совершенно недопустимых оскорблениях, в том числе с использованием нецензурной лексики, допускаемых Ю.Избачковым в адрес представителей МЦР, взаимодействующих с ним по вопросам возврата имущества организации. Считая себя истинным христианином, он мнит себя чуть ли не идейным лидером нового крестового похода против так называемых «еретиков» в лице тех, кто не разделяет сейчас разрушение общественного Музея имени Н.К.Рериха и защищает МЦР. Для пущей убедительности сей специалист даже открыл на Youtube собственный канал. С целью получения сочного кадра новоиспеченная «звезда Youtube» готова даже идти на риск, усиленно провоцируя под видеокамеру ГМВ своих оппонентов. Но 25 октября что-то пошло не так.

В этот день на территории усадьбы Лопухиных произошел очередной скандал, явно по вине самого Избачкова, позволившего рукоприкладство по отношению к адвокату МЦР Марине Владимировне Сухаревой, во время работы комиссии МЦР по приему чаш для пожертвований, которые с конца апреля сего года удерживаются Музеем Востока. Поднять руку на адвоката, тем более на женщину, это что-то запредельное для моего понимания. Но, к сожалению, в случае с Ю.Избачковым, как говорится, «и невозможное возможно». Желая унизить представителей Центра, по собственному признанию Избачкова, в так называемых «воспитательных целях, чтобы мозги на место встали», он принял решение выдавать все денежные средства, находившиеся в трех чашах для пожертвований, на улице перед парадным портиком главного усадебного дома при температуре около нуля градусов. При этом «воспитатель» заранее не предупредил МЦР о том, что его представители, двое из которых были женщины, должны несколько часов мерзнуть на холоде, пересчитывая на ветру денежные средства в размере нескольких десятков тысяч рублей, дополненных неизвестно откуда взятыми банками с мелкими монетами. Естественно, адвокат МЦР, убедившись в целостности пломб на чашах, предложила Ю.Избачкову вполне разумный вариант – принять по акту все опломбированные чаши без вскрытия. Необходимо заметить, что МЦР не является подотчетной ГМВ организацией, и требование Ю.Избачкова о пересчете содержимого опечатанных чаш было выдвинуто совершенно абсурдно. Ранее с подобным отношением уже неоднократно приходилось сталкиваться при решении имущественных вопросов. Особенно запомнился первый день работы комиссии МЦР во дворе главного здания ГМВ, когда 29 мая сего года Избачков устроил из процедуры получения документации отдела кадров театрализованное уличное шоу.

Но вернемся к октябрьскому инциденту. Изложив свою позицию, М.В.Сухарева стала ждать ответ Избачкова. Однако такой разворот событий явно не входил в планы звезды Youtube. Он не только не согласился на вполне разумное предложение нашего адвоката, но, более того, всеми своими действиями начал под видеокамеру провоцировать представителей МЦР на конфликт. Юрисконсульт в категоричной форме отказался подписывать акт о передаче имущества МЦР и потребовал от нас некую расписку, подписанную представителями МЦР в одностороннем порядке, форму которой естественно не представил. Видя осложнение ситуации, я предложил ему позвать директора государственного музея Рерихов Т.К.Мкртычева, на что Избачков ответил, что последнему он не подчиняется. Его начальник – директор ГМВ Седов. Короче говоря, стало ясно, что добром дело не кончится, поскольку ни на одно предложение комиссии адекватной реакции со стороны Избачкова не последовало. В итоге, поднеся практически вплотную к лицу адвоката свой личный фотоаппарат, он не отреагировал на замечание М.В.Сухаревой и, после того как она отодвинула фотоаппарат самостоятельно, сильно ударил женщину кулаком в левое плечо. Вот характерный комментарий Ю.Избачкова по поводу его агрессивного поведения по отношению к адвокату МЦР: «Это уже не первый адвокат, которого мне приходится вот так… Кто очень выдрепенистый, кто, как та ворона, крылышками мне машет…» В дальнейшем нам удалось успокоить разбушевавшегося и явно неадекватного представителя ГМВ, но адвокат М.В.Сухарева все же вызвала полицию.

В итоге чаши были получены с разрешения Т.К. Мкртычева уже после приезда наряда полиции и участкового, а Ю.Избачков и заместитель Т.К.Мкртычева А.И.Стародубов уехали в ОМВД Хамовники для дачи объяснений. Причем места в патрульной машине для потерпевшей не нашлось, и Марина Владимировна добиралась в полицию, а затем и в травмпункт на общественном транспорте. Видеозапись, которая велась сотрудником ЧОПа ГМВ, зафиксировавшая рукоприкладство Ю.Избачкова, была изъята участковым. Будем надеяться, что она не испортится и не затеряется «случайно», как это обычно бывает в подобных случаях. Именно поэтому главным требованием Ю.Избачкова к МЦР был запрет на видеофиксацию работы комиссии, дабы у представителей Центра не было документального свидетельства его безобразного поведения. Полагаю, что после произошедшего инцидента руководство ГМВ сделает соответствующие выводы о неспособности Ю.Избачкова выполнять свои должностные обязанности и вести нормальный рабочий диалог с оппонентами. Государственное учреждение – не место для сведения личных счетов, а функции новоявленного сектоведа и экзорциста явно не входят в круг должностных обязанностей юрисконсульта.

Привлечение к службе в музейном пространстве людей, подобных Ю.Избачкову, свидетельствует о глубоком кризисе, возникшем в среде государственной культуры, куда при последнем министре, словно мутным потоком, хлынули случайные и сомнительные личности. Выводы из этой истории очевидны – таким персонажам вообще не место в музейном учреждении, имеющем отношение к культуре.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *