skip to Main Content

«Ликвидация без права на защиту»: что происходит с музеем имени Рериха

«Открытая Россия», 15.05.2017 г.

https://openrussia.org/notes/709445/

Руководство центра Рериха считает, что Минкульт пытается «прикрыть» пропажу картин художника-эзотерика из государственных запасников

29 апреля музей имени Рериха был занят полицейским отрядом особого назначения. Группа захвата, почему-то возглавляемая директором музея Востока, прибыла в 21:30. ОМОН выгнал сотрудников из усадьбы Лопухиных, где располагается музей, после чего опечатал помещение.

Незваные гости обосновали свою спецоперацию решением суда, которое еще не вступило в силу. Международный центр Рериха подал апелляцию на это решение и намерен бороться. Вице-президент центра Александр Стеценко рассказал Открытой России, в чем, по его мнению, реальная причина штурма усадьбы.

— Что произошло с музеем?

— Более десяти дней назад министерство культуры при поддержке силовых структур и музея Востока вышвырнули международный центр Рериха. Все действия Минкульта незаконны, кроме того, нас лишили всего имущества — произошел грабеж, бандитский грабеж, который совершило министерство.

К этому шло на протяжении четырех лет, и вот сейчас им это удалось. И, к сожалению, пока никакой реакции правоохранительных органов не последовало, дело стоит на месте.

— Музей обвиняли в экстремистской деятельности?

— Да, они пытались таким образом ликвидировать нас через суд еще в прошлом году. Ведь экстремистские организации министерство юстиции закрывает, подавая заявление в Верховный суд.
Говорили, что у нас хранятся книги экстремистского содержания, направленные против России, против власти. Нас обвиняли в том, что мы чуть ли не вооруженным путем пытаемся сопротивляться власти. Всякая ересь. Домыслы.

— А вы не пытались сопротивляться?

— У нашего центра широкое поле культурной деятельности, которая сейчас полностью парализована. Это преступление против России, против общества.

Если посмотреть акт проверки Минюста, становится очевидно, что у Минкульта не было ни малейших оснований для обвинения.

— Зачем это все Министерству культуры?

— Здесь два важных момента. Первый — нынешнее руководство Министерства культуры изо всех сил пытается скрыть хищение картин Рерихов из государственных запасников. А международный центр Рериха постоянно обращает на это внимание следственных органов. Это хищение из коллекции Святослава Николаевича, которую он передал общественной организации, то есть нам. Второй момент — это наследие, его философская и научная часть, которые очень не нравятся чиновникам. Вот две основные причины происходящего. Наш центр хотят уничтожить, обвиняют во всех смертных грехах. Вот только в поедании младенцев пока не обвиняли.

— Почему усадьба Лопухиных, где располагается музей, была передана в федеральную собственность?

— Изначально усадьба была передана в качестве выполненного обязательства государства перед Святославом Николаевичем. Здание постоянно находилось в собственности правительства Москвы, которое не собиралось нас выселять. Сергей Собянин, идя нам навстречу и отдавая должное затратам организации на воссоздание усадьбы, в 2014 году передал ее нам в безвозмездное пользование. Но это нарушало планы Минкульта. Когда ушли из жизни Евгений Максимович Примаков, член попечительского совета нашего музея, и Людмила Васильевна Шапошникова, Минкультуры в 2015 году обратилось к Собянину с просьбой передать усадьбу в федеральную собственность якобы с целью выполнить волю Святослава Николаевича Рериха. Тем самым они обманули мэра, который, видимо, не обладает всей полнотой информации. А они просто утаили от него, на каких условиях была передана усадьба Лопухиных международному центру Рериха. Здание сразу передали музею Востока, который начал готовить документы о нашем выселении.

Для того, чтобы выселить, начали искать компромат. Дошли до того, что посчитали усадьбу Лопухиных аварийной постройкой. Это ни в какие рамки не укладывается. Усадьба, как отмечают реставраторы, — одна из лучших в Москве по состоянию и условиям содержания, чего нельзя сказать о памятниках культуры, которыми занимается музей Востока. Но для того, чтобы расторгнуть договор в суде, нужно было это обосновать. Вот и пошли внеплановые проверки под надуманными предлогами. Даже нашли, что кто-то когда-то зарегистрировал 17 коммерческих организаций в усадьбе. Это полнейшая фальсификация. Они хотят отобрать усадьбу, чтобы оставить музей бездомным и разрушить его. Отбирается наследие, которое Святослав Николаевич Рерих передал нам, общественной организации, для создания общественного музея. Есть соответствующие документы. Идет ликвидация организации без права на защиту.

— А что за история с хищением картин?

— Святослав Николаевич передал Министерству культуры на временное хранение в 1978 году 296 картин. Существует акт поступления этой коллекции. Потом Святослав Николаевич составил список из 288 картин, которые он завещает нам. А теперь Минкультуры и музей Востока утверждают, что в списке только 282 картины. Нет шести картин. Об этом разговор идет давно, еще в 2000-х мы поднимали эти вопросы, проводили пресс-конференции, журналистские и частные расследования, приводили факты, пытались сделать так, чтобы делом заинтересовались следственные органы. Но проверки заканчивались тем, что в музей Востока приходил участковый и спрашивал, пропали ли картины. Ему говорили, что нет, не пропали, и он уходил.

А сейчас списки коллекции изменены до неузнаваемости. Они не соответствуют первоначальным спискам владельца. Наши требования заключались в том, чтобы проверить коллекцию на предмет соответствия правоустанавливающим документам Рериха. Если мы на это обратим внимание, то обнаружим, что некоторого количества картин нет. А утверждения музея Востока основаны только на арифметических данных. Это смешно. Даже пускай так, но покажите документы, какие картины куда были направлены по запросу Святослава Николаевича Рериха. Они уже несколько лет ничего не могут представить. Для того, чтобы разобраться в этой ситуации, нужно провести серьезное независимое исследование. Факт отсутствия шести картин уже является основанием для возбуждения уголовного дела и проведения тщательной проверки. Более того, часть картин находится в зарубежных коллекциях. А одна картина, которая, по утверждению музея Востока, никогда не поступала в Советский Союз, висит сейчас у них под другим названием. Ну и много чего еще, например, картины «усыхали» до ста сантиметров в своих размерах. Об этом были мои публикации, более того, я открыто обвинил руководство министерства культуры в том, что оно скрывает факт хищения картин вместе с руководством музея Востока.

— Сейчас вы подали апелляцию на решение суда о выселении музея. Насколько велики шансы, что удастся его опротестовать?

— Я не знаю. Если суд будет подходить к делу с позиции закона, то у него не будет другого выхода, кроме отмены предыдущего решения. Но, к сожалению, за последние несколько лет Минкультуры возбудило 13 судебных процессов, связанных с нашим центром. И мы видим, как они идут. Судьи закрывают глаза и говорят, что наши права не нарушены. И удовлетворяют требования государственного музея Востока. В случае чего, мы готовы обжаловать решение и добиваться справедливости до конца.

Текст: Анастасия Ольшанская


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *