skip to Main Content

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

4 мая 2017 года в пресс-центре ИА «Росбалт» состоялась пресс-конференция «Музею Рериха грозит уничтожение». Многократный чемпион мира по шахматам, депутат Госдумы РФ, председатель попечительского совета Международного Центра Рерихов Анатолий Карпов направил свое видеообращение к участникам пресс-конференции.

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Уважаемые журналисты, приветствую вас на нашей пресс-конференции! Благодарю за внимание, которое вы уделили нашей злободневной теме, в последние месяцы очень скандальной. К сожалению, я не смог присутствовать на пресс-конференции, потому что в данный момент защищаю команду Урала на чемпионате мира по шахматам.

Для начала немного истории: в 1989 году Святослав Николаевич Рерих был в Советском Союзе, встречался с президентом СССР Михаилом Горбачевым и потом пришел к нам, в Советский фонд мира, с одной идеей. Когда-то, в середине 1970х годов, Святослав Николаевич устраивал передвижные выставки работ своего отца, своей матери, возил свои работы по Советскому Союзу. Потом же он оставил значительное количество работ на временное хранение Министерству культуры Советского Союза. Подразумевалось, что уникальное наследие семьи Рерихов будет находиться в СССР. Святослав Николаевич создал Центр Рерихов в России и всегда имел в виду наличие общественной организации, которая занималась бы научной, исследовательской, пропагандистской и музейной деятельностью. По завещанию Святослава Николаевича, мы переместили все наследие Рерихов из Индии в Россию.

Музей начал работать в усадьбе Лопухиных, которая была передана Центру Рерихов в очень тяжелом состоянии и восстановлена на деньги общественной организации. На восстановление усадьбы организация затратила больше 2 миллиардов рублей, причем никаких государственных средств задействовано не было. Учитывая заслуги организации и огромный вклад в восстановление этого уникального комплекса, правительство Москвы передало Международному Центру Рерихов (МЦР) здание в безвозмездную аренду до 2024 года. Наследство Рерихов досталось Советскому фонду мира, а в последствие перешло в Международную ассоциацию фондов мира (после развала Советского Союза мы перерегистрировали организацию). И на сегодняшний день есть три живых свидетеля всех этих процессов: это президент Советского Союза Горбачев; это председатель правления Советского фонда мира Карпов (прим. — автор данной речи) и мой помощник, который ездил в Индию, готовил к перемещению весь уникальный фонд, проводил все операции, связанные с перемещением и с оплатой. Так что фонд причастен к судьбе наследия Святослава Николаевича. Святослав Николаевич всегда мне говорил о том, что он ориентируется на общественные организации, поскольку в жизни он часто с ними общался и доверял им.

Меня удивляют люди, которые могут с полной ответственностью говорить о том, что хотел Святослав Николаевич. Это вранье, потому что никакие Рыбакова и Мкртычева или другие люди и близко его не знали. Но знаете, по ситуации, которая сейчас сложилась, у меня даже больше вопросов, которые может быть вы (прим. журналисты) через свои средства можете адресовать тем, кто сможет на них ответить.

То, что происходит в последние 1,5 месяца, а уже даже 2 месяца, я бы назвал какими-то налетами, накатами. Все это началось 7 марта 2017 года. Продолжение последовало перед майскими праздниками. Причем, когда господин Рыбак рассказывает сказки по центральным телевизионным каналам России, утверждая, что все законно, что есть судебное решение, то это не согласуется с теми действиями, которые мы наблюдаем. Если бы вступило в силу законное судебное решение, то, наверное, все эти операции проводились бы не с участием спецназа, а с участием судебных приставов, которые призваны сегодня в Российской Федерации исполнять судебные решения. Значит, судебных решений, вступивших в законную силу, нет. Это очевидно. Это первое вранье, которым сегодня окружил наших телезрителей господин Рыбак и все те, кто с ним появляется на телевидении, комментируя создавшуюся ситуацию.

Было решение только одно, суда первой инстанции, о прекращении арендного договора с Международным Центром Рерихов. Никаких решений по поводу собственности общественной организации, по поводу собственности музея им. Н. К. Рериха не было и быть не могло. Это второе заблуждение, в которое вводят сегодня через те же СМИ и телевидение юридический советник Министерства культуры и руководство Государственного музея народов Востока. Я уже не говорю о том, что эти люди утверждают, что они озабочены только сохранением картин, культурного наследия. Они придумали легенду о том, что это может быть куда-то увезено, своровано. Но те методы, которые используются, совершенно удивительны! Как вообще музейные работники и юридический советник Министерства культуры могут позволить вырезать, выдирать картины из рам? Кто этим занимается? Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры. Но чтобы представители государства и выдирали из рам картины — это чудовищно, это вандализм. И вот один из вопросов, которые, я надеюсь, вы поставите ребром: кто будет нести ответственность за тот ущерб, который был нанесен при перемещении и изъятии картин 8 марта 2017 года?

Второй момент, о котором нельзя забывать, — это остановка деятельности музея и общественной организации. На сегодняшний день закрыты и опечатаны все помещения музея и помещения МЦР. На каком основании? По какому поводу прекращена деятельность организации? Если можно так обращаться с общественной организацией, связанной с именем одной из самых известных российских фамилий в мире, если можно так поступать с общественной организацией, которая ничем себя не запятнала, которая вела потрясающую просветительскую деятельность и в России, и за ее пределами, то как тогда можно говорить о наличии законов и соблюдение прав? Я уже не говорю об обращении со смотрителями, с охранителями музея: с 7 на 8 марта 2017 года их просто заключили под арест на 20 часов в канун Международного женского дня; пожилым людям не давали возможности позвонить и сообщить своим родственникам, почему они не возвращаются с работы, почему утром 8 марта они должны провести под арестом, а не в кругу своей семьи.

И масса, масса других вопросов… Я думаю, что вы сможете задать их руководителям Международного Центра Рерихов. А если будет необходимость – я готов с вами встретиться после 7 мая, когда вернусь с Москву.

Благодарю вас!

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *