skip to Main Content

Любовь Хоменок. Узаконенная ложь

В последнее время многие официальные СМИ буквально пестрят скандальными публикациями, якобы разоблачающими Международную общественную организацию «Международный Центр Рерихов» (МЦР). Интересно, что еще несколько лет назад высокопоставленные чиновники ее награждали, посылали приветствия и писали восторженные отзывы, а теперь вдруг пытаются представить сектантской, вредной и незаконной. Ни для кого не секрет, что подобные грязные публикации кому-то на руку и у них должны быть заказчики. Конечно, как у большинства российских СМИ, есть они и у статьи некой Дарьи Загородней с откровенно скандальным названием «Кто украл дневники Е.И.Рерих?» [1]. В кратком вступлении корреспондентка в гротесковой издевательской манере описывает ситуацию с общественным Музеем имени Н.К.Рериха и возмущение многих честных людей произволом российских чиновников. Далее на сцене появляются и сами заказчики – солидные люди, облеченные властью и авторитетом – это уже широко известные советник министра культуры К.Е.Рыбак и заместитель директора по научной работе Государственного музея Востока (ГМВ) Т.К.Мкртычев [2]. Такое впечатление, что кроме них больше никто не поможет Дарье Загородней «разобраться» в детективной истории с наследием Рерихов. Правда, до сих пор непонятно, какое отношение Министерство культуры в лице К.Е.Рыбака имеет к внутренним делам общественной организации «Международный Центр Рерихов». Ведь государство неоднократно декларировало, что оно не вмешивается в деятельность НКО (некоммерческой общественной организации. – Л.Х.), да и Тигран Мкртычев никогда не имел отношения ни к общественному Музею имени Н.К.Рериха, ни к наследию Рерихов. Однако желание заполучить отреставрированную усадьбу в центре Москвы в свое безраздельное пользование и дорогое рериховское наследие заставляют забыть о государственных гарантиях. Но тогда чем чиновники, без юридических прав захватившие наследие Рерихов, отличаются от уголовных преступников? А тем, что криминальным структурам не нужно оправдывать перед обществом свое преступление, всем и так ясно – здесь главенствует сила, а не закон, но государственному чиновнику необходимо сохранить «лицо», так сказать, «честь мундира», да и вообще избежать ненужных волнений, поэтому ему «бедняжке» приходится «потеть», чтобы придать законный вид своим преступлениям. Вот тут и нужны такие журналисты, как Дарья Загородняя, Александр Карпов, Владимир Соловьев и иже с ними, готовые любую, даже самую гнусную и циничную ложь выдать за правду.

Итак, «блистая» познаниями в области истории создания МЦР, Кирилл Рыбак начинает обвинять Л.В.Шапошникову, бессменного директора Музея имени Н.К.Рериха, доверенное лицо С.Н.Рериха, ученого-индолога, рериховеда, академика РАЕН, РАКЦ, в махинациях с наследием Рерихов. Впрочем, его гладкий рассказ полон всевозможных противоречий. Главное из них – это прекрасно отреставрированная усадьба Лопухиных и открытие общественного Музея имени Н.К.Рериха, которые как раз и были поручены Л.В.Шапошниковой. Без копейки государственных денег в лихие 90-е годы XX века она сумела это сделать. Если бы у Людмилы Васильевны были свои, коммерческие интересы, то вряд ли она занималась бы таким сомнительным, с точки зрения здравого смысла, проектом, как восстановление полуразвалившихся зданий в условиях всеобщей разрухи и хаоса. Например, С.Ю.Житенев, заместитель Председателя Правления Советского Фонда Рерихов (Советский Фонд Рерихов был образован еще в 1989 году, до распада СССР; ему было поручено С.Н.Рерихом создать общественный Музей имени Н.К.Рериха. – Л.Х.), даже пытаться не стал, а сразу направил полученные от учредителей Фонда средства к себе в карман, за что и был выведен из состава Правления, а Л.В.Шапошниковой пришлось еще и возвращать похищенные им деньги. Правда, «оппоненты» Людмилы Васильевны, так сердобольно «радеющие» за сохранность рериховского наследия, об этом преступлении С.Ю.Житенева даже не упомянули, зато продолжали придумывать несуществующие грехи Л.В.Шапошниковой. Но все обвинения и бывших, и нынешних злопыхателей рассыпаются и меркнут перед ее удивительным бескорыстием и завидным упорством в выполнении воли С.Н.Рериха.

Другое дело Государственный Музей Востока и Минкульт. Они всегда пытались помешать созданию общественного Музея имени Н.К.Рериха. Музей Востока не мог перенести того, что наследие Рерихов, ценное во всех отношениях, уплыло из его рук, а Минкульт и Правительство России задыхались от возмущения при мысли о том, что несметными сокровищами владеет какая-то общественная организация. И эти солидные ведомства не сидели сложа руки, оказывая либо открытое противодействие, либо действуя через подставных лиц. Одну такую лживую историю, пахнущую нафталином, и вытащил из своего кармана К.Е.Рыбак. «…В мае 1991 года, – заявляет он, – Ревизионная комиссия СФР установила, что наиболее ценная часть наследия, переданного Святославом Николаевичем, почему-то находится в квартире Шапошниковой». Правда, по своему обыкновению советник министра культуры опускает тот факт, что только двое из пяти членов Ревизионной комиссии подписали это постановление. Другие же, напротив, были шокированы и возмущены ее выводами. Тем не менее в обход Правления СФР, в состав которого входило 19 человек, этот “документ” «утвердил» “Ученый совет по наследию Рерихов” ГМВ [3]. Так что сразу становится понятно, в чьих интересах были «установлены» эти «факты». И таких провокационных моментов со стороны ГМВ было немало, а ведь он являлся одним из учредителей СФР, правда, не основным. Вполне логично, что Музей Востока, проявивший себя ярым противником общественного музея, не стал учредителем Международного Центра Рерихов, в который был переименован СФР в связи с распадом СССР. Получается, что ГМВ сам создал ситуацию, при которой была подвергнута сомнению правопреемственность МЦР от СФР. Этот факт и дал возможность К.Е.Рыбаку с гордостью заявить, что «эта организация никакого отношения к Советскому Фонду Рерихов не имеет, у них разный состав учредителей». Правда, С.Н.Рерих на этот счет был иного мнения, но российских чиновников не интересует мнение дарителя наследия.

Как видим, со временем заинтересованные лица не поменялись. И в этой статье К.Е.Рыбак, думая, что обвиняет МЦР и Л.В.Шапошникову, на самом деле выставляет напоказ неблаговидную роль Музея Востока и Минкульта в преступлении против общественного Музея имени Н.К.Рериха, наследия Рерихов и дарителя наследия С.Н.Рериха.

Высказывания Кирилла Рыбака с воодушевлением продолжает Т.К.Мкртычев. О «феноменальных» способностях лгать заместителя директора по научной работе ГМВ всем широко известно, тем не менее его это нисколько не смущает. «Людмила Васильевна – была неординарным человеком, …но очень любила власть», – продолжает «со знанием дела» этот «сказочник», который, к слову сказать, Людмилу Васильевну лично не знал, ни разу с ней не встречался и, по его словам, книг ее не читал. Правда, надо признать, что в отношении Т.К.Мкртычева к Л.В.Шапошниковой произошли некоторые эволюционные изменения. Если раньше он считал ее только «специалистом по рабочему движению Индии», то теперь милостиво позволяет быть «хорошим популяризатором индийской этнографии», но вот рериховедом ее по-прежнему не признает. По словам Т.К.Мкртычева Л.В.Шапошникова стала рериховедом только тогда, когда получила наследие Рерихов (1990 г. – Л.Х.). На самом деле Людмила Васильевна услышала о Рерихах еще в конце 50-х годов ХХ века, а в 1968 году встретилась с С.Н.Рерихом. Именно он раскрыл ей сложный и многообразный духовный мир семьи Рерихов. К моменту передачи наследия Рерихов России, она уже написала около двадцати статей на эту тему, принимала деятельное участие в организации научных конференций Сибирского отделения РАН, посвященных их творчеству, прошла по маршруту Центрально-Азиатской экспедиции, стала соавтором фильма о Николае Рерихе, тесно сотрудничала с известным рериховедом П.Ф.Беликовым и т.д. С.Н.Рерих стал не просто другом Людмилы Васильевны, но и духовным Учителем, именно в беседах с ним и под его руководством она постигала философию Рерихов Живую Этику, сама формировалась как крупный мыслитель и рериховед. Более того, в отличие от Т.Г.Мкртычева, академик Е.М.Примаков, долгие годы лично знавший Людмилу Васильевну, высоко оценил ее научную работу в этом направлении. «Рад случаю, – писал он, – выразить искреннее восхищение Вашей уникальной научно-исследовательской деятельностью, которая, как представляется, является для Вас источником неисчерпаемой энергии, силы духа, оптимизма, бодрости, а для России – неоценимым подвигом во имя сохранения культурного наследия. Благодаря Вашему подвижничеству, незаурядному таланту, многосторонней просветительской работе миру приоткрывается завеса неизведанного, люди обретают высокие нравственные идеалы, находят ответы на волнующие их вопросы бытия, а память о семье Рерихов прочно сохраняется в нашей истории» [4]. Правда, для таких как Т.К.Мкртычев и К.Е.Рыбак, Е.М.Примаков не является авторитетом, и зам по науке ГМВ отчаянно пытается отделить труды Л.В.Шапошниковой и от науки, и от философии Рерихов. Но, оскорбляя и принижая труды Л.В.Шапошниковой, он показывает свое истинное отношение и к Рерихам, и к их наследию. «Как так?» – может удивиться читатель.

Учение Рерихов не из легких, для его понимания нужно обладать и высокой образованностью, и способностью синтетически мыслить, и необходимыми нравственными качествами. Но важным здесь является вопрос преемственности. В случае с Л.В.Шапошниковой она была соблюдена, поскольку Святослав Николаевич, как младший из Рерихов, являлся носителем и их философии, поэтому Живая Этика в данном случае передавалась от Высокого духовного Учителя его талантливому Ученику, что исключало ее искажения. Получается, то, что Т.К.Мкртычев называет философские труды Л.В.Шапошниковой «авторской интерпретацией ее (Е.И.Рерих. – Л.Х.) учения» и «мракобесием чистой воды», на самом деле является традицией, идущей от самих Рерихов.

Точно так же ерничая, Т.К.Мкртычев пытается доказать, что никакого Священного Камня не существует, его-де «в глаза никто не видел», «да и в текстах самой Елены Рерих о нем упоминает лишь смутно», а всю историю выдумала Л.В.Шапошникова, в общем, «сектантские штучки».

Но тут уж пусть возразит Мкртычеву сама Е.И.Рерих и учение Живой Этики. Все, кто читал ее письма, знают, что в них она неоднократно упоминает о Священном Камне, кроме того, она изложила его историю в виде криптографического сказания под названием «Легенда о Камне». В одной из книг Живой Этики «Надземное» о Нем сказано: «Знаменательным терафимом Братства является Камень дальних миров. Много написано об этом Камне. Часть его совершает путь вестника по миру, появляясь в руках избранных. Люди называли Камень Граалем и многими другими именами. Предания всех веков хранят частицу сведений о значении Камня, но главное значение не упомянуто. Камень содержит некое вещество, помогающее хранить вибрации с дальними мирами. Также и частица Камня служит соединением с Братством. Таким образом, снова получается научная химическая основа в обстоятельстве, вошедшем в историю человечества. Мы особенно подтверждаем эту научность, ибо невежды готовы все сущее повергнуть в мрак предрассудков. Урусвати (сокровенное имя Е.И.Рерих. – Л.Х.) знает этот Камень Нашей Обители. Мы храним его в особом помещении, чтобы тем способствовать сохранению вибраций.

Ярые противники Братства тоже слышали о Камне, и эта сага им особенно ненавистна. Они не знают сущности явления и злобствуют в страхе.

Пусть лица надежные хранят слово о Камне» [5].

Более того, в общественном Музее имени Н.К.Рериха в витрине можно видеть фотографию этого самого Камня, переданную С.Н.Рерихом вместе с наследием своей семьи Международному Центру Рерихов, и если Т.К.Мкртычев не верит в ее подлинность, то получается, что он упрекает и самих Рерихов в фальсификации и мистификации. В любом случае, заместитель директора по научной работе ГМВ предпочитает закрыть глаза и уши, причем не только себе, но и читателям, чтобы вытравить из их сознания саму память о том Сокровенном, что содержат труды Рерихов. В этом он не оригинален. О.В.Румянцева, сотрудница ГМВ, еще в советское время занималась тем же, и ей противостояла Л.В.Шапошникова. Как видно, невыученная история склонна к повторениям. Теперь место О.В.Румянцевой занял Т.К.Мкртычев, а политика власти в отношении рериховского наследия, чью позицию он представляет, по сравнению с советским периодом, так и не поменялась.

Обратите внимание, именно этот человек сейчас захватил наследие Рерихов. Можно себе представить, как он им распорядится!

И пусть не обманываются читатели фразой Мкртычева относительно необходимости «вдумчивого научного анализа и разбора» Живой Этики. Судя по всему, к этому будут привлечены уже известные нам лица, среди которых В.А.Росов, оклеветавший Николая Рериха, А.И.Андреев, представивший Е.И.Рерих больной женщиной, Н.Е.Самохина, объявившая философию Рерихов эзотерикой, – все те, от чьих недостойных интерпретаций защищал МЦР Живую Этику. К.Е.Рыбак, конечно, доверил бы это дело дьякону А.Кураеву, чья книга с изложенными в ней больными фантазиями относительно философии Рерихов стоит в его кабинете на почетном месте. Благодаря таким недобросовестным исследователям и им подобным мы скоро можем получить все что угодно, только не философию Е.И.Рерих.

А может, все и делается сейчас для того, чтобы после подобного «анализа» объявить Живую Этику сектантским учением и запретить ее?

Сейчас, когда у многих общественных организаций, работающих в сфере культуры, отбираются помещения, закрываются театры, расформировываются творческие коллективы, в результате неумелой реставрации или бездействия чиновников разрушаются памятники культуры, мы снова начинаем ощущать холодное дыхание ночи средневековья. О том же писала и Е.И.Рерих, считая основной причиной столь тяжелой исторической судьбы России «удушение мысли». Невежественные рассуждения чиновников о философии Рерихов свидетельствуют, что этот позорный процесс в нашей стране продолжается.

Завершает заказное интервью Т.К.Мкртычев очередным лживым обвинением МЦР в воровстве дневниковых записей Е.И.Рерих. Правда, в народе есть хорошая поговорка на этот счет: «Вор громче всех кричит: “Держи вора!”». Давайте разбираться, кому на самом деле выгодна пропажа ценных архивных материалов? Многочисленные проверки МЦР, в том числе инспирированные Минкультом и ГМВ, показали, что все архивные документы находились на своих местах. Более того, их перечень означенным организациям был хорошо известен. Следовательно, пропажа документов немедленно обнаружилась бы и могла повлечь за собой негативные последствия для МЦР, вплоть до обвинения организации в уголовном преступлении. Это сотрудники Центра отлично понимали, и мотива воровства у них никогда не было. А вот деятельность представителей ГМВ с момента рейдерского захвата Музея вызывает немало вопросов, в том числе и в отношении их прозрачности. Так, сразу после незаконного вторжения ГМВ создал комиссию по инвентаризации имущества МЦР и хранящегося там наследия Рерихов. Туда вошли непосредственные сотрудники Музея Востока и поддерживающие рейдерский захват лица. Но почему-то не принимали участие в ее работе правоохранительные органы и не были приглашены представители МЦР – реального законного собственника наследия. Если бы пропажа документов была обнаружена в присутствии правоохранителей и сотрудников МЦР, тогда этот факт можно было бы считать установленным. Но первым об исчезновении сокровенных тетрадей Е.И.Рерих заявил один из участников этой комиссии, Дмитрий Попов, за которым тянется целый шлейф подобных преступлений. Ранее, в нарушение авторских прав МЦР, он уже издал часть дневников Е.И.Рерих, чем вызвал волну возмущения в среде рериховской общественности [6], и, конечно, заинтересован в их дальнейшем использовании. Кроме того, подобная «пропажа» дает повод рейдерам обвинить МЦР, что они, как мы видим, уже начали делать. Таким образом, у ГМВ здесь и коммерческий интерес, и юридический. Наконец, если бы правоохранительные органы действительно заинтересовались этим фактом, как утверждает Т.К.Мкртычев, и завели дело на МЦР, то его руководству не миновать обычных в этом случае процедур, но ничего подобного не наблюдается, значит, это очередной фейк, выпущенный в СМИ, понятно, с какой целью.

Расчет чиновников до безобразия прост: сначала всевозможными способами дискредитировать основателей Музея, затем сделать так, чтобы о нем забыли. Параллельно с первой задачей рейдеры приступили к осуществлению второй. Они сняли Знамя Мира с флагштока МЦР, убрали латунные таблички у дверей Музея, где обозначены его основатели С.Н.Рерих, Л.В.Шапошникова, Ю.М.Воронцов и Б.И.Булочник, и демонтировали вывеску общественного музея под предлогом, что собственник ее не установлен.

Чиновники продолжают надеяться, что со временем все забудут и общественный Музей имени Н.К.Рериха, теперь без опознавательных знаков, стремительно зарастающий травой, и его Основателей, и саму философию космической реальности Живую Этику. Но они как всегда просчитались. Культура обладает удивительной способностью поверх всех чиновничьих барьеров и узаконенной лжи отбирать для будущего только истинные ценности, в которых больше всего и нуждается Россия.

Источник

Литература:

1. Завгородняя Д. Кто украл дневники Елены Рерих? // «Комсомольская правда» (офиц. сайт), 25.07.2017.

2. Хоменок Л. Новые роли Тиграна Мкртычева // Международный Центр Рерихов (офиц.сайт). Режим доступа: http://www.icr.su/rus/protection/heritage/museum/add/khomenok-novye-roli-mkrtycheva.php

3. Юбилейные рериховские чтения: Материалы Междунар. общест.-науч. конф. 1999. Москва. МЦР // Международный Центр Рерихов (офиц.сайт). Режим доступа: http://lib.icr.su/node/2039

4. Примаков Е.М. Благодаря Вашему подвижничеству люди обретают высокие нравственные идеалы // Сохраним Музей Рериха (офиц.сайт). Режим доступа: https://save.icr.su/ru/2017/04/evgenij-primakov-blagodarya-vashemu-podvizhnichestvu-lyudi-obretayut-vysokie-nravstvennye-idealy/

5. Живая Этика. Надземное, 134.

6. Шапошникова Л.В. Предатели // Международный Центр Рерихов (офиц.сайт). Режим доступа: http://www.icr.su/pro2/betr.pdf

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *